0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Моторно эвакуаторная функция кишечника это

Нормализация моторно-эвакуаторной функции кишечника;

Лечебное питание

ЛЕЧЕНИЕ

Диету подбирают индивидуально в зависимости от ведущих клинических сим­птомов. Исключают острые приправы, продукты, богатые эфирными маслами, сырые овощи, фрукты, ограничивают молоко. Набор продуктов корректируют с учётом переносимости, характера моторных расстройств, преобладания про- теолитической (гнилостной) или сахаролитической (бродильной) микрофлоры. Питание дробное, 5-6 раз в день.

При СРК с преобладанием диареи рекомендуют механически и химически щадящие диеты № 46 и 4в (в зависимости от клинической картины). Показаны продукты, содержащие мало соединительной ткани, — телятина, нежирная свини­на, мясо кролика, белое мясо индейки и курицы, нежирная рыба.

При СРК с преобладанием запоров диетическое лечение этапное. На первые 2 нед рекомендуют диеты № 46 и 4в, обогащённые продуктами и блюдами с мяг­ким послабляющим эффектом. Нормализации моторной деятельности кишечника способствуют хорошо разваренные овощи, спелые фрукты после тепловой обра- синдром раздражённого кишенника 795

ботки, растительное масло, кисломолочные напитки с низкой кислотностью (на более 50-60 °Т), фруктово-ягодные соки из спелых плодов некислых сортов. Затем ребёнка переводят на диету № 3 с добавлением пшеничных отрубей и обязатель­ным соблюдением достаточного питьевого режима.

При СРК с преобладанием запоров, боли в животе назначают спазмолитики и препараты, разжижающие кишечное содержимое.

Дротаверин — спазмолитическое средство, производное изохинолина, действу­ет непосредственно на гладкие мышцы гастроинтесгинальной, билиарной, уроге- нитальной и сердечно-сосудистой систем путём ингибирования фосфодиэстеразы и нарушения внутриклеточного накопления цАМФ, что приводит к расслаблению миоцитов благодаря инактивации лёгкой цепи киназы миозина. Детям 1-6 лет внутрь назначают по 40-120 мг в сут (2-3 раза по 1/2-1 таблетке), старше 6 лет — 80-200 мг в сут (2-5 раз по 1 таблетке).

Дротаверин форте* для детей старше 6 лет суточная доза составляет 80-200 мг (1-2,5 таблетки), разовая — 40 мг (1/2 таблетки).

Дицикловерин — М-холиноблокатор, четвертичный амин. Обладает антихоли- нергической активностью, вызывает расслабление гладкой мускулатуры. Детям в возрасте от 6 мес до 2 лет назначают по 5 мг 3-4 раза в сут, старше 2 лет — 10 мг 3-4 раза в сут.

Основные недостатки дротаверина и дицикловерина:

❖ неселективность влияния на мышечную оболочку толстой кишки;

❖ наличие нежелательных эффектов, обусловленных воздействием на гладкую мускулатуру других органов ЖКТ;

❖ системные антихолинергические эффекты (сухость во рту, тахикардия, нару­шение потоотделения и мочеиспускания).

Мебеверин оказывает антиспастический эффект, снижая проницаемость клеток гладкой мускулатуры для ионов натрия, уменьшая отток ионов калия, вследствие чего постоянной релаксации или гипотонии не возникает. Детям старше 12 лет капсулу следует проглатывать целиком, запивая водой. Назначают по 1 капсуле (200 мг) 2 раза в сут за 20 мин до еды (утром и вечером).

Тримебутин регулирует перистальтику ЖКТ, воздействуя на опиоидные рецеп­торы. Вводят препарат внутрь, ректально и парентерально. Режим дозирования индивидуальный. Суточная доза для приёма внутрь не должна превышать 300 мг, для ректального введения — 100-200 мг. При внутримышечном или внутривенном введении разовая доза составляет 50 мг. Детям препарат разрешён с первого года жизни, доза зависит от возраста.

Гиосцина бутилбромид — блокатор М-холинорецепторов, расслабляюще действует на гладкую мускулатуру внутренних органов, не оказывает антихо- линергического влияния на ЦНС. Детям старше 6 лет назначают по 10-20 мг 3 раза в сут внутрь с небольшим количеством воды. Детям в возрасте от 1 года до 6 лет — по 5-10 мг внутрь или ректально — по 7,5 мг 3-5 раз в сут; детям младше 1 года — внутрь по 5 мг 2-3 раза в сут или ректально — по 7,5 мг до 5 раз в сут.

Для детей старше 12 лет разрешены отилония бромид® и пинавериума бромид*. Пинавериума бромид* блокирует кальциевые каналы рецепторов, расположен­ных в слизистой оболочке кишечника, и кальциевые каналы гладкой мускулатуры кишечной стенки; препарат назначают по 100 мг 3-4 раза в день во время еды, после стихания острых симптомов поддерживающая дозировка — 50 мг 3-4 раза в день от 2 до 6 нед.

Лактулозу широко используют в повседневной педиатрической практике в качестве эффективного и безопасного слабительного средства, многие препараты разрешены с рождения, дозу подбирают индивидуально. Длительность приёма не ограничена, так как привыкания не происходит.

Макрогол — изоосмотическое слабительное средство, состоящее из длинных линейных полимеров, посредством водородных связей удерживающих молекулы воды, разжижающей каловые массы и облегчающей их эвакуацию. Препарат кос­венно действует на перистальтику, не вызывая раздражающего эффекта. Не всасы­вается из ЖКТ, действовать начинает через 24-48 ч после приёма.

В России зарегистрирована детская лекарственная форма макрогола — тран- зипег*. В возрасте от 1 года до 6 лет назначают 1-2 саше в сут (предпочтительно утром). Максимальная суточная доза — 5,9 г (2 саше по 2,95 г). Содержимое саше следует растворить в 50 мл воды. Детям 6-12 лет назначают 1-2 саше в сут (пред­почтительно утром). Максимальная суточная доза составляет 8,85 г (3 саше по 2,95 г).

При СРК с преобладанием поносов, вызванных гиперкинетической дискине- зией кишечника, применяют препараты, восстанавливающие слизистый барьер кишечника и обеспечивающие усиление факторов защиты.

Сукральфат детям старше 4 лет назначают по 0,5-1 г 4 раза в сут (за 1 ч до основных приёмов пищи и перед сном) из расчёта 40-80 мг/кг массы тела за

Де-нол 4 принимают за 30 мин до еды; детям 4-8 лет необходимо 8 мг/кг в сут, эту дозу разделяют на 2 приёма; в 8-12 лет дают по 1 таблетке (120 мг) 2 раза в сут. Детям старше 12 лет назначают по 1 таблетке 4 раза в сут за 30 мин до завтра­ка, обеда и ужина, последний раз — перед сном, либо по 2 таблетки 2 раза в сут. Таблетку запивают несколькими глотками воды (не молока).

Смектит диоктаэдрический детям младше 1 года назначают по 1 пакетику в сут; от 1 года до 2 лет — 2 пакетика в сут; старше 2 лет — 2-3 пакетика в сут. Содержимое пакетика растворяют в 50 мл воды и распределяют на несколько приёмов в течение дня.

Лоперамид применяют в качестве симптоматического средства. Детям старше

5 лет назначают по 1 капсуле (0.002 г) 1-5 раз в день. Детям 1-5 лет препарат дают в виде раствора, содержащего 0,2 мг/мл по 1 чайной ложке (5 мл) на 10 кг массы тела 2-3 раза в день. Детям младше 1 года препарат не назначают.

Моторно-эвакуаторные нарушения пищеварительного тракта и применение прокинетиков в детском возрасте

М оторно-эвакуаторная деятельность пищевода, желудка, кишечника обеспечивает транзит пищи, являясь составляющей так называемого пищеварительного конвейера. Под ним подразумевают закономерную последовательную цепь механической, физико-химической и химической деградации пищи, ее нутриентов и всасывания продуктов их гидролиза при специфичности процессов, происходящих в каждом отделе пищеварительного тракта [1].
Особое значение в работе пищеварительного конвейера придается сфинктерным аппаратам органов пищеварения, выполняющим роль активных клапанов или привратников (см. рисунок). В морфологическом отношении сфинктеры представляют собой скопление циркулярнорасположенных мышечных элементов стенки пищеварительной трубки с наличием дилататорных структур, расположенных в переходном ее участке, который выполняет антирефлюксную функцию и обладает функциональной автономией [2].
Нарушения моторики различных отделов пищеварительной трубки, а также деятельности сфинктерных аппаратов приводят к отклонениям в работе пищеварительного конвейера, влияют на полостное и мембранное пищеварение, всасывание основных пищевых ингредиентов (белки, жиры, углеводы), витаминов, макро- и микроэлементов, жидкости. В то же время моторно-эвакуаторным нарушениям пищеварительного тракта придается важное значение в патогенезе многих гастроэнтерологических заболеваний, характеризующихся разнообразными по степени выраженности абдоминальными болевыми и диспепсическими синдромами.
Боли в животе являются одной из частых жалоб у детей и служат причиной обращения их родителей за врачебной помощью. Особое внимание привлекают внезапно появившиеся у ребенка острые (приступообразные, схваткообразные, режущие, колющие и т.п.) боли в животе. В генезе их помимо других факторов (воспаление, травма, нарушение кровообращения и др.) немаловажная роль отводится гипертонусу того или иного отдела пищеварительного тракта. Тупые или неопределенные (тянущие, давящие, распирающие и др.) по характеру боли, как правило, связаны с задержкой прохождения пищи по пищеводу и желудку, химуса — по кишечнику. Хотя эти боли не требуют обращения к врачу, тем более экстренной госпитализации, они существенным образом отражаются на качестве жизни детей и их родителей. Для купирования болей нередко применяются лекарственные средства разных фармакологических групп.
Одной из частых жалоб в детском возрасте являются диспепсические расстройства. Изжога и дисфагия связаны с гастроэзофагеальным (ГЭР), реже дуоденогастральным (ДГР) рефлюксами. Тошнота возникает при значительном повышении интрадуоденального давления, особенно в случаях гипертонуса сфинктеров: пилорического, Окснера, Капанджи. Если происходит повышение внутрижелудочного давления, то появляется отрыжка, легко возникающая при недостаточности нижнего пищеводного (кардиального) сфинктера. Причины рвоты разнообразны. Она может быть центрального происхождения, обусловлена заболеваниями пищеварительного тракта, но также других органов и систем. Рвота характерна при отравлениях, интоксикации и др. Ускорение транзита содержимого кишечника приводит к острой диарее, хотя внезапное появление частого и измененного по консистенции стула (понос), всегда заставляет предполагать острую кишечную инфекцию. Весьма широк этиологический диапазон запоров. Причиной их могут быть аномалии развития и болезни кишечника, прием некоторых лекарственных средств.
Моторно-эвакуаторным нарушениям принадлежит ведущая роль в развитии заболеваний пищевода, желудка, кишечника, но также билиарного тракта и поджелудочной железы. Заброс желудочного и/или дуоденального содержимого в пищевод вследствие ГЭР и ДГР при недостаточности нижнего пищеводного сфинктера способствует развитию рефлюкс-эзофагита, а в дальнейшем гастроэзофагеальной рефлюксной болезни (ГЭРБ), вплоть до возникновения осложнений: бронхолегочных, оториноларингологических, гастроэнтерологических, стоматологических. Самым грозным осложнением является формирование пищевода Барретта, когда вследствие постоянного ГЭР разрушенный сквамозный эпителий пищевода замещается на специализированный цилиндрический эпителий. В случае обнаружения у таких больных эпителия интестинального типа высок риск развития аденокарциномы пищевода.
С другой стороны, быстрое перемещение из желудка пищи вместе с кислым содержимым приводит к повреждению слизистой оболочки двенадцатиперстной кишки, проксимальных отделов тонкой кишки, а при наличии дуодено-панкреато-билиарного рефлюкса — желчевыводящих путей и Вирсунгова протока. В двенадцатиперстной кишке из-за постоянной ацидофикации нарушается секреция слизи, развиваются очаги метаплазии по желудочному типу, происходит колонизация Helicobacter pylori, усиливается внешнесекреторная функция поджелудочной железы, изменяется работа сфинктеров билиарного тракта и поджелудочной железы, нарушается пассаж желчи.
Ускоренный транзит содержимого кишечника изменяет полостное и мембранное пищеварение, приводит к нарушению всасывания основных пищевых ингредиентов, жидкости, витаминов, макро- и микроэлементов. Длительное и выраженное изменение транспортной функции кишечника чревато развитием синдромов малабсорбции и малдигестии. В случае хронической диареи, т.е. месяцами и даже годами нарушения стула в виде периодического поноса, поражается не только перианальная область, но также изменяется деятельность сфинктерных аппаратов толстой кишки, особенно прямой кишки.
Негативные последствия возникают и при снижении двигательно-эвакуаторной функции пищеварительного тракта. Так, ослабление моторики пищевода приводит к уменьшению пищеводного клиренса, следовательно, уменьшение резистентности слизистой оболочки пищевода с последующим развитием эрозивно-язвенных изменений вначале дистальных, а затем и проксимальных отделов пищевода.
Ослабление или задержка эвакуации желудочного содержимого обусловливает агрессивное воздействие не только хлористоводородной кислоты, пепсина, но и желчных кислот, лизолецитина, попавших вследствие ДГР в желудок.
При недостаточности сфинктера Одди, особенно в сочетании с гипертонусом сфинктеров Окснера и Капанджи, либо при хронической дуоденальной непроходимости происходит заброс содержимого двенадцатиперстной кишки в желчные протоки. Если в них одновременно поступает панкреатический сок, что чаще всего связано с анатомо-топографическими особенностями Вирсунгова и общего желчного протоков, высок риск развития так называемого ферментативного холецистита. В дальнейшем не исключается образование конкрементов не только в желчном пузыре, но и в желчных протоках, нередко у детей сочетанно.
Задержка транзита химуса как вследствие аномалий развития кишечника, так и воспалительных изменений слизистой оболочки способно обусловить микроэкологические нарушения, ослабить колонизационную резистентность тонкой кишки, активизировать условно-патогенную кишечную микробную флору. Вполне допустимо, что гиподинамия или гипокинезия, столь свойственная современному человеку, включая детей, в немалой мере отражается на моторике пищеварительного тракта, клинически проявляясь запорами, синдромом раздраженного кишечника, метеоризмом и т.п.
Как подчеркивалось, в обеспечении функционирования пищеварительного конвейера важную роль играют многочисленные сфинктеры желудочно-кишечного тракта (ЖКТ). В наибольшей степени изучены нижний пищеводный (кардиальный) и пилорический сфинктеры, нарушения которых проявляются соответственно ГЭР и ДЭР. В значительно меньшей мере уделяется внимание деятельности других сфинктеров, хотя в последнее время благодаря использованию современных методов исследования появилась возможность определять состояние сфинктеров Одди, прямой и сигмовидной кишок. Примеро может быть синдром Пайра, характеризующийся приступами застоя газа и кала в области flexura lienalis. Угол flexura lienalis при длинной поперечной ободочной кишке может быть острым, что при наличии спаек и повышенном тонусе сфинктерных аппаратов, в частности сфинктеров Кеннона и Пайра-Штрауса (см. рисунок), создает благоприятные условия для застоя газа и каловых масс. Разрешающими факторами являются стресс, прием пищи, особенно углеводистой, метеоризм, горизонтальное положение больного (во время сна). У больных возникают чувство давления и полноты в левом верхнем квадранте живота, боль с иррадиацией в межлопаточную область, сердцебиение, одышка.
Двигательно-эвакуаторная функция пищеварительного тракта регулируется симпатической, парасимпатической и энкефалинергической системами. Важное значение придается желудочно-кишечным полипептидам, нейропептидам, биологически активным веществам. Все эти компоненты поддерживают равновесие между стимулирующими и ингибирующими воздействиями, что определяет тонус и сократительную активность гладких мышц ЖКТ. На конечном этапе сбалансированная работа гладких мышц зависит от концентрации ионов Са2+ в цитоплазме миоцита. Увеличение содержания Са2+ ведет к сокращению, а снижение — к релаксации миоцита [3]. Этот аспект представляется важным, поскольку не только у взрослых, но также у детей имеется дефицит кальция, следствием чего является остеопороз и другие изменения.
Таким образом, нарушения пищеварительного конвейера, включая многообразие моторно-эвакуаторной деятельности ЖКТ, с одной стороны, отражаются на состоянии детей, с другой — обусловливают необходимость применения лекарственных средств с целью купирования клинических проявлений, возникновение которых связано с отклонениями моторики пищевода, желудка, кишечника либо нарушением пассажа желчи и сока поджелудочной железы.
Для восстановления нарушений двигательной деятельности пищеварительного тракта используются прокинетики, под которыми подразумевают лекарственные средства, оказывающие воздействие на моторику пищевода, желудка, кишечника. Основные свойства прокинетиков представлены в табл. 1.
Метоклопрамид является одним из первых лекарственных средств, использованных в качестве прокинетика. Блокирует дофаминовые рецепторы, вследствие чего подавляются рвотный рефлекс, тошнота, икота. Важными свойствами метоклопрамида являются способность повышать тонус нижнего сфинктера пищевода с одновременным расслаблением сфинктера привратника и луковицы двенадцатиперстной кишки, усилением перистальтики и ускорением опорожнения желудка. Препарат быстро и хорошо всасывается в ЖКТ с достижением максимальной концентрации (Сmax) через 1-2 ч. Проникает через гематоэнцефалический барьер. Время наступления эффекта зависит от способа введения: внутривенно — через 1-3 мин, внутримышечно — через 10-15 мин, внутрь — через 60 мин. Т1/2 при неизмененной функции почек составляет 4-6 ч, но длительность эффекта — 1-2 ч.
Препарат ранее применялся как противорвотное и противоикотное средство, а в настоящее время — при заболеваниях пищевода, желудка, двенадцатиперстной кишки, функциональных расстройствах органов пищеварения.
Назначают внутрь детям: до 6 лет в суточной дозе 0,0005-0,001 г на 1 кг массы тела в 1-3 приема, старше 6 лет по 0,005 г/кг в 1-3 приема.
Домперидон по механизму действия близок к метоклопрамиду, но более эффективен. Препарат блокирует Д2-дофаминовые рецепторы, тем самым повышая тонус нижнего пищеводного сфинктера, усиливая моторно-эвакуаторную функцию пищевода и желудка, оказывая положительное влияние на пищеводный клиренс. Одновременно домперидон купирует рвоту, тошноту и икоту. Быстро и достаточно полно всасывается в ЖКТ с достижением Сmax в течение 1 ч. Т1/2 составляет 7-8 ч.

Читать еще:  Таблетки при гастрите эрозивном гастрите

Сфинктеры пищеварительной системы.

1 — верхний сфинктер пищевода, 2 — нижний (кардиальный) сфинктер пищевода, 3 — пилорический сфинктер желудка, 4 — бульбодуоденальный сфинктер, 5 — сфинктер Хелли добавочного (санторинового) протока, 6 — сфинктер Одди-Бойдена общего желчного протока, 7 — сфинктер Вестфаля главного вирсунгова протока, 8 — сфинктер Одди-Шрайбера большого дуоденального сосочка, 9 — сфинктер пузырного протока Люткенса, 10 — сфинктер общего печеночного протока Мириззи, 11 — сфинктер Капанджи, 12 — сфинктер Окснера, 13 — дуоденоеюнальная складка Трейтца, 14 — сфинктер илеоцекальный Варолиуса (илеоцекальный клапан), 15 — сфинктер чревообразного отростка (заслонка Герлаха). 16 — сфинктер Бузи, 17 — сфинктер Гирша, 18 — сфинктер Кеннона-Бэма, 19 — сфинктер Хорста, 20 — сфинктер Кэннона, 21 — сфинктер Пайра-Штрауса, 22 — сфинктер Балли, 23 — сфинктер Росси-Мютье, 24 — сфинктер О’Берна-Пирогова-Мютье, 25 — третий ректальный сфинктер прямой кишки, 26 — внутренний непроизвольный сфинктер прямой кишки, 27 — наружный произвольный сфинктер прямой кишки.

Таблица 1. Сравнительная характеристика прокинетиков

Влияние на моторику ЖКТ

Блокада центральных и периферических дофаминовых и серотониновых рецепторов

Расслабление нижнепищеводного сфинктера и привратника

Блокада периферических дофаминовых и серотониновых рецепторов

Эвакуаторная функция толстого кишечника.

В толстом кишечнике накапливаются и удерживаются каловые массы до выведения наружу.

Хотя каловые массы продвигаются по толстой кишке медленно: кишечное содержимое проходит по тонкой кишке (5 метров) за 4-5 часов, по толстой (2 метра) за 12-18 часов, но тем не менее они нигде не должны задерживаться.

Прежде чем разобрать другие функции толстого кишечника, разберем случай задержки эвакуаторной функции. Отсутствие стула в течение 24-32 часов следует рассматривать как запор.

Обложенный язык, несвежее дыхание, внезапные головные боли, головокружение, апатия, сонливость, тяжесть в нижней части живота, вздутие живота, боли и урчание в животе, снижение аппетита, замкнутость, раздражительность, мрачные мысли, насильственный, недостаточный стул — это признаки запора.

Одна из наиболее частых причин запора — принятие высококалорийной пищи малого объема. Дурная привычка утолять голод бутербродом с чаем или кофе приводит к тому, что каловой массы в кишечнике образуется мало, она не вызывает рефлекс на стул, в результате чего по несколько дней не бывает дефекации. Это явный случай запора. Но даже при регулярном стуле большинство людей страдает от скрытой формы запора.

Читать еще:  Тупая боль слева внизу живота у мужчины

В результате неправильного питания, в основном крахмалистой и вареной пищей, лишенной витаминов и минеральных элементов (картофель, мучные изделия из муки тонкого помола, обильно сдобренные маслом, сахаром), причем вперемешку с белковой пищей (мясом, колбасой, сыром, яйцами, молоком), каждая такая еда проходит через толстый кишечник и оставляет на стенках пленку кала — «накипь». Скапливаясь в складках-карманах (дивертикулах) толстого кишечника, из этой «накипи» образуются при обезвоживании (ведь там всасывается до 95% воды) каловые камни.

Как в первом, так и во втором случае, в толстом кишечнике идут процессы гниения и брожения. Токсические продукты этих процессов вместе с водой попадают в кровяное русло и вызывают явление, именуемое «кишечной аутоинтоксикацией«.

Врач из Лондона, разрезав толстый кишечник одного умершего, извлек из нее 10 кг старого «закаменелого» кала и по сей день хранит этот экспонат в большой банке со спиртом.

Некоторые хирурги заявляют, что до 70 процентов вырезанных ими ободочного кишечника содержатчужеродный материал, глисты, а также фекальные, застывшие, как камень, застарелые за многие годы массы. Внутренние стенки кишечника оказываются поэтому покрытыми давно попавшим туда материалом, нередко окаменевшим. Они напоминают свод печи, нуждающийся в полной очистке.

Д-р Ламур заявляет: «Мы можем со всей уверенностью сказать, что основной причиной 90% тяжелых болезней, от которых страдает человечество, является запор и задержка фекальных масс, которые должны бы были выводиться из организма».

Д-р Илья Мечников в книге «Изучение человеческой природы» приводит данные, согласно которым из 1148 рассмотренных им случаев рака кишечника 1022, т. е. 89 процентов, возникли в толстом кишечнике.

Вот что пишет проф. К. Петровский в статье «Еще раз о питании, его теориях и рекомендациях» (журнал «Наука и жизнь», 1980):

«Кишечная аутоинтоксикация — главное препятствие в достижении долголетия».

В экспериментах он вводил животным гнилостные продукты из кишечника человека и получал у них выраженный склероз аорты.

Выраженная аутоинтоксикация может развиваться при наличии трех условий:

1. малоподвижный образ жизни;

2. питание рафинированной, преимущественно масляной пищей с резкой недостаточностью в ней овощей, зелени и фруктов;

3. нервно-эмоциональные перегрузки, частые стрессы».

Следующим важным моментом является то, что толщина стенок толстого кишечника в основном 1 — 2 миллиметра. Поэтому через эту тонюсенькую стеночку в брюшную полость легко проникают токсические выпоты, отравляя близлежащие органы: печень, почки, половые органы и так далее.

Примите 1-3 столовые ложки свежевыжатого свекольного сока. Если после этого моча у вас окрасится в бурячный цвет, то это означает, что ваши слизистые оболочки перестали качественно выполнять свои функции. И если сок свеклы окрашивает мочу, то так же легко через эти стенки проникают и токсины, циркулируя по всему организму.

Обычно, годам к сорока толстый кишечник сильно забивается каловыми камнями. Он растягивается, деформируется, сдавливает и вытесняет со своих мест другие органы брюшной полости. Эти органы оказываются как бы погруженными в каловый мешок. Ни о какой нормальной работе этих органов не может быть и речи.

Сдавливание стенок толстого кишечника, а также длительный контакт каловых масс с кишечной стенкой (а есть каловые камни, которые десятилетиями «прикипали» к одному месту) приводят к плохому питанию данного участка, слабому снабжению его кровью, вызывают застой крови и отравление токсинами от каловых камней. В результате развиваются различные заболевания:

  • из-за поражения слизистой стенки — различные виды колита;
  • от пережатая и застоя крови в самой стенке толстой кишки — геморрой и варикозное расширение вен;
  • от длительного воздействия токсинов на одно место — полипы и рак.

О массовости вышеописанной картины можно судить по статистическим данным, приводимым доктором медицинских наук, профессором В. П. Петровым в брошюре «Факультет здоровья», 1986. При профилактических осмотрах практически здоровых людей проктологические заболевания выявляются у 306 из 1000!

Приведу выдержку из лекции народной целительницы Н. А. Семеновой:

«Ежесекундное отравление тела ядами через кишечный барьер создает определенную концентрацию шлаков в крови. Одна половина человечества способна задержать в теле растворители шлаков — это жир и вода. Люди пухнут, сильно увеличиваются в размерах. Вторая половина, вероятно, из-за свойств своего кишечника и определенного порядка в обмене веществ, не удерживает растворители шлаков эти сохнут. Концентрация шлаков в крови последних, несчастных, должна быть больше, чем у толстых.

Народная мудрость по-своему оценила это природное явление: «Пока толстый сохнет — сухой сдохнет». Оба типа страдают от запоров, от завалов, от отравлений собственными каловыми камнями.

Отравление идет медленно, к нему привыкают с детства, с пеной у рта отстаивая свои привычки в питании, свои любимые пельмени, ватрушки, пироги с мясом, молочные каши, творог с сахаром по утрам. Еще бы! Сила и дань привычкам.

Но так все идет, пока болезнь не припрет к стенке, когда врач, по словам доктора Амосова, выдаст вам вексель, который, увы, никто не может оплатить».

Так же медленно, с детства, развивается атония толстого кишечника. Из-за отравления стенки толстого кишечника, а также растягивания ее каловыми камнями нервы и мышцы стенки толстой кишки настолько парализуются, что перестают отвечать на нормальный рефлекс, перистальтика отсутствует. Отсюда позыва на дефекацию нет долгое время.

Запорам способствует игнорирование, опять-таки с детства, позыва на дефекацию. Вот типичный пример, взятый мной из книги Мантовани Ромоло «Искусство вылечить самого себя природными средствами»:

«Когда за несколько минут до перемены школьник чувствует нужду, но сдерживается, не решаясь попроситься, так как опасается, что ему в этом могут отказать, что он обратит на себя внимание и прочее, антиперистальтическое движение отодвигает материал в подвздошную область, где он накапливается. Позывы стихают или даже исчезают совсем. Но вот звенит звонок на перемену, ребенок с увлечением начинает играть, и позыв вновь дает о себе знать, но он это опять подавляет, думая, что ему хватит времени после игры, чтобы сходить в уборную. Но вот совсем неожиданно для него наступает пора опять возвращаться в класс, а нужда опять-таки дает о себе знать. На этот раз, опасаясь замечаний, он не решается попроситься выйти и делает все усилия, чтобы перетерпеть. Причем, если такая задержка повторяется неоднократно, то вскоре она вызывает снижение активности и чувствительности нервов, отвечающих за эту функцию.

Рефлексы не дают необходимого возбуждения, а чувство нужды притупляется, как бы отходит на второй план, и ребенок даже не замечает, несмотря на плохое пищеварение, тяжесть в голове, пониженную успеваемость, что в течение 4-5 дней подряд он не ходит в туалет».

И в зрелом возрасте: утренняя спешка, неуютный туалет, частые командировки и т. д. приводят к запорам. Выше написанное особенно относится к женщинам. Из 100 лечащихся женщин 95 болеют запорами. Беременность, особенно во второй половине, также способствует запорам.

Я пока не буду подводить итоги последствий запора и загрязнения толстого кишечника каловыми камнями. Более полная картина будет ясна при описании других функций толстого кишечника.

Физиологические основы моторно-эвакуаторной функции пищеварительного тракта

Physiological bases for motor and evacuatory function of the gut

V.T. Ivashkin, A.S. Trukhmanov, I.V. Mayev Main forms of disorders of motor function of gut include: syndrome of functional dyspepsia, gastroesophageal reflux disease, various forms of gastroparesis (diabetic, idiopathic, postsurgical), irritable bowel syndrome, various forms of constipation, syndrome of chronic intestinal pseudo-obstruction, postsurgical ileus, etc. Motor activity of the stomach shows receptive relaxation, adaptive relaxation and peristaltic waves.
The synchronized activity of the stomach and duodenum is called antroduodenal coordination. Compounded, co-ordinated activity of parasympathetic and sympathetic nervous compartments provides conditions for normal peristalsis. In parasympathetic system the control is carried out through vagus nerve which originates from medulla oblongata. Main classes of receptors involved in regulation of motor and evacuatory function of gastro-intestinal tract (GIT), include cholinergic, adrenergic, dopaminergic, serotoninergic, motilin and cholecystokinin receptors. The key messenger in regulation of motor function of the gut is dopamine which is secreted in certain areas of the gastric wall, reacts to specific dopamine receptors, that are located there as well, and give inhibiting, oppressing effect on motility. Inhibition of the stomach motor activity most often results in hypokinetic dyskinesia.
Prokinetics are pharmacological agents which modify GIT propulsive activity at different levels and through different mechanisms accelerate transit of substrate (alimentary bolus). Betanechol, acetylcholine analogue, acts by direct interaction with muscarinic receptors of a cell. metoclopramide and cisapride have direct stimulating effect on acetylcholine release. Another mechanism of action involves antagonism to dopamine (D2) cell receptors. These drugs includes metoclopramide, L-sulpiride, domperidone and new prokinetic itopride which, having the double mechanism of action, also inhibits acetylcholinesterase.
Key words: motor function of the gut, domperidone, itopride.

Внимание, уделяемое в современной гастроэнтерологии проблеме нарушений двигательной функции пищеварительного тракта, значительно возросло. Основная симптоматика гастроэнтерологических заболеваний (изжога, отрыжка, срыгивания, тошнота, рвота, потеря аппетита, чувство раннего насыщения, тяжесть в эпигастрии, вздутие живота, запоры, диарея) возникает вследствие нарушений моторики. Эти нарушения могут быть вторичными – на фоне органических заболеваний или первичными – функциональными. Функциональные нарушения составляют большинство случаев обращения больных к врачу, особенно в амбулаторных условиях.

Читать еще:  Сильные боли после опорожнения кишечника

Ниже будут рассмотрены некоторые вопросы физиологии двигательной функции отделов пищеварительного тракта, а именно пищевода, желудка и толстой кишки, в связи с основными видами нарушений этой функции и соответственно их клиническими проявлениями и методами диагностики.

Вне акта глотания пищевод представляет собой тонически напряженную мышечную трубку, не имеющую просвета. Проглатывание пищи представляет собой активную строго координированную деятельность сфинктеров и стенки пищевода. Достаточно сказать, что в акте глотания принимают участие более 20 мышц, синхронизированных между собой и деятельностью дыхательной системы.

Поступление пищевого комка в просвет пищевода происходит при расслаблении верхнего пищеводного сфинктера. Задержка этого расслабления всего на 250 миллисекунд приводит к тяжелейшим случаям аспирационных пневмоний. После поступления пищи в пищевод инициируется первичная перистальтическая волна. Она движется по пищеводу со скоростью 2–4 см в секунду и проходит весь пищевод за 8–12 с. Причем сокращению стенки предшествует ее расслабление. Тонкий механизм данного процесса заключается в том, что холинергическая стимуляция на некоторое время тормозит собственную активность мускулатуры пищевода, поддерживающую его тонус. Затем после прекращения этой стимуляции возникает так называемая «реакция на выключение» и стенка интенсивно сокращается.

Через полсекунды после глотка начинается расслабление нижнего пищеводного сфинктера, которое длится от 7 до 12 с. За это время пища проходит в желудок. Если в пищеводе остается какое-то количество пищи возникает вторичная перистальтическая волна, которая эти остатки удаляет.

Нижний пищеводный сфинктер плотно закрывается каждый раз после прохождения пищи, препятствуя рефлюксу желудочного содержимого в пищевод. В дальнейшем он может время от времени расслабляться для удаления из желудка избытка воздуха. В том случае когда количество этих эпизодов транзиторного расслабления превышает нормальное, развивается недостаточность сфинктера и появляются изжога, отрыжка, срыгивания.

Двигательная активность желудка начинается с момента прохождения комка пищи через нижний пищеводный сфинктер. Поступление пищевого комка в желудок сопровождается рецептивным расслаблением дна и проксимальной части тела желудка. Рецептивное расслабление возникает при проглатывании любого количества пищи. В дальнейшем в зависимости от объема съедаемой пищи и выпиваемой жидкости начинается адаптивное расслабление дна и тела желудка. Назначение адаптивного расслабления – сохранить примерно постоянное давление в просвете органа независимо от объема пищи. В дистальной части тела и антральном отделе появляются интенсивные перистальтические волны, которые перемешивают содержимое и приводят к его измельчению. Подобные интенсивные сокращения возникают каждые 20 с. После прохождения по антруму перистальтические сокращения появляются в двенадцатиперстной кишке.

Волны перистальтики в двенадцатиперстной кишке, слабые вначале, усиливаются при поступлении желудочного содержимого через пилорический сфинктер. Поступление происходит порциями, содержащими очень маленькие кусочки пищи. При этом именно эти порции активируют перистальтику двенадцатиперстной кишки. В ней поступающий химус смешивается с желчью, соком поджелудочной железы благодаря перистальтическим сокращениям. Эти перистальтические волны возникают координированно с деятельностью антропилорической зоны. Такая синхронизированная деятельность называется антродуоденальной координацией.

Нарушение каждого из компонентов двигательной активности желудка может приводить к появлению соответствующей клинической симптоматики. Так, нарушение рецептивного и адаптивного расслабления желудка вызывает чувство раннего насыщения, в ряде случаев тошноту и рвоту. Вследствие нарушения антродуоденальной координации появляются тяжесть в эпигастрии, вздутие живота, иногда изжога, отрыжка, срыгивания.

Двигательная активность толстой кишки изучена несколько хуже, чем моторика пищевода и желудка. Можно выделить пять видов сокращений стенки толстой кишки, которые возникают в разных отделах. Это сегментарные непропульсивные сокращения, пропульсивные неперистальтические и ретропульсивные сокращения, пропульсивные перистальтические и тонические сокращения. Транзит содержимого по толстой кишке осуществляется в основном благодаря двум разновидностям сокращений стенки и ее тонусу. Первая разновидность – быстрые непропульсивные сокращения в отдельных сегментах, которые уплотняют содержимое, создают условия для всасывания и, по сути, отвечают за формирование нормальных каловых масс. Вторая разновидность – высокоамплитудные перистальтические сокращения, которые перемещают содержимое по кишке. Каловые массы длительное время находятся в одном сегменте кишки, и лишь два раза в сутки возникают указанные перистальтические пропульсивные сокращения и происходит перемещение содержимого.

Моторика толстой кишки стимулируется холинергическим влиянием, которое, в свою очередь, модулируется миоэлектрической активностью. Нарушение каждого из пяти видов сокращений стенки толстой кишки может приводить к появлению как запоров, так и поносов.

Процесс продвижения пищи по ЖКТ зависит от сбалансированного физиологического контроля. Данный контроль осуществляется регулирующей системой, включающей в качестве составных частей нервную и гормональную регуляцию.

Мышечная оболочка стенки пищеварительного тракта состоит из наружного продольного и внутреннего циркулярного мышечных слоев. Между ними располагается межмышечное нервное сплетение. Снаружи органа к межмышечному нервному сплетению подходит экстрамуральная иннервация. Она представлена парасимпатической и симпатической частями. Согласованная, координированная деятельность парасимпатического и симпатического звеньев нервной регуляции создает условия для нормальной перистальтики. В парасимпатической системе контроль осуществляется через блуждающий нерв, который берет начало в продолговатом мозге. Волокна парасимпатической нервной системы приходят к ганглиям межмышечного нервного сплетения. Этот вид регуляции является центральным и имеет место, например, при акте глотания. В данном случае инициируются так называемая первичная перистальтика пищевода, а затем открытие нижнего пищеводного сфинктера, рецептивное и адаптивное расслабление желудка.

Известно, что на электрофизиологическом уровне сокращение гладкомышечной клетки характеризуется деполяризацией мембраны и возникновением спайкового потенциала. В это время в клетку устремляются ионы кальция, и она сокращается.

В адренергической системе контроль осуществляется через симпатические волокна, берущие начало в центрах спинного мозга. При этом симпатическая система уменьшает давление в нижнем пищеводном сфинктере, а также угнетает перистальтические движения тела желудка и его антрального отдела.

Важнейшим мессенджером в регуляции двигательной функции ЖКТ является допамин, который секретируется в отдельных участках стенки желудка, действует на специальные допаминовые рецепторы, расположенные здесь же, и оказывает ингибирующее, угнетающее действие на моторику.

В то же время двигательная активность может определяться самостоятельным функционированием межмышечного нервного сплетения, даже без участия вагусной регуляции. Не останавливаясь подробно на деятельности автономной нервной регуляции, следует указать на важный факт участия в торможении двигательной активности стенки пищеварительного тракта нейротрансмиттера – оксида азота. Учет данного обстоятельства имеет значение при рассмотрении вопроса о терапии моторных нарушений у пациентов, постоянно принимающих препараты – доноры оксида азота, прежде всего пролонгированные нитраты, а также антагонисты кальция группы нифедипина.

Координированное действие стимулирующих и ингибирующих факторов обеспечивает нормальную перистальтику пищевода, желудка и двенадцатиперстной кишки. Когда ингибирующие факторы начинают преобладать над стимулирующими вследствие любой причины, перистальтическая деятельность желудка и двенадцатиперстной кишки ослабевает вплоть до появления некоординированных сокращений и нарушения антродуоденальной координации. Пилорический сфинктер при этом перестает функционировать как своего рода дозатор порций пищи, поступающих в двенадцатиперстную кишку. Двигательная функция антрума, которая обеспечивает перемешивание и продвижение пищи, ослабевает, замедляя опорожнение желудка от содержимого. Давление в нижнем пищеводном сфинктере может уменьшаться, приводя к возникновению недостаточности кардии.

В результате этих двигательных нарушений развиваются соответствующие симптомы. Основные виды нарушений двигательной функции пищеварительного тракта включают в себя: синдром функциональной (неязвенной) диспепсии, гастроэзофагеальную рефлюксную болезнь, различные виды гастропареза (диабетический, идиопатический, постоперационный), синдром раздраженной кишки, различные виды запоров, синдром хронической кишечной псевдообструкции, постоперационную кишечную непроходимость и др.

Нарушения моторики пищевода, желудка и кишки могут быть разделены на нарушение двигательной функции стенки органа и его сфинктеров (схема 1).


Схема 1. Нарушения двигательной функции стенки и сфинктеров пищевода, желудка и кишки

Торможение двигательной активности стенки приводит к гипомоторной дискинезии, которая в целом встречается чаще. Гипомоторная дискинезия обусловливает появление большинства симптомов: тяжесть в эпигастрии, чувство раннего насыщения, тошнота, потеря аппетита, вздутие живота, запоры. Усиление двигательной активности стенки органа вызывает развитие гипермоторной дискинезии, характеризующейся спастическими болями или, например, диареей.

Нарушение деятельности сфинктеров приводит либо к появлению ретроградного движения содержимого пищеварительного тракта, либо к замедлению антеградного. Из-за недостаточности нижнего пищеводного сфинктера возникает гастроэзофагеальный рефлюкс, появляются изжога, отрыжка, срыгивания. Замедление или несвоевременное раскрытие сфинктеров может приводить к появлению дисфагии, тяжести в эпигастрии.

Выявление того или иного вида нарушений двигательной функции пищеварительного тракта весьма актуально. До сих пор дифференциальная диагностика между гипо- и гипермоторными видами дискинезии проводится недостаточно полно, что ведет к неоправданно частому назначению спазмолитиков. Поэтому необходимо рассмотреть вопросы инструментальной диагностики моторных нарушений.

Рентгенологический метод позволяет визуализировать структуру стенки ЖКТ. В руках опытного рентгенолога этот метод выявляет стеноз или дилатацию любого участка пищеварительной трубки. По сей день в диагностике многих видов нарушений двигательной функции ЖКТ рентгенологический метод является основным.

Проведение рентгенологического исследования дает возможность обнаруживать желудочно-пищеводный рефлюкс (рис. 1, 2), дуоденостаз (рис. 3), а также нарушение опорожнения желудка и, таким образом, диагностировать, например, синдром функциональной диспепсии.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector